вернуться к списку новостей

Безопасность в Доброграде

13 марта 2021

Ефим Аксельруд, С4С: Мы здесь не потому что кому-то когда-то понравились, а потому, что готовы меняться

Безопасность в Доброграде

Когда мы гуляем по городу, удим рыбу на берегу озера или отпускаем детей поиграть с друзьями – мы доверяемся собственному здравому смыслу. А вот за тем, чтобы он не подвел, следит группа компаний С4С, охранная служба Доброграда. Ее основатель и владелец Ефим Аксельруд рассказал нам, почему Доброград – безопасный город.

Охранной деятельностью С4С занимается с 2006 года, в Доброграде работает с 2015 года. Кроме Доброграда, под охраной С4С 800 объектов в Коврове и Владимире. В штате около 200 человек. «Могу сказать, что определенный качественный рост у нас наметился именно когда мы начали взаимодействовать с группой компаний «Аскона». И это не подхалимаж, а чистая правда: этот заказчик, если сказать очень мягко, требователен. Его не интересуют шаблоны охранного рынка. Каждый месяц он добавляет к нам новые требования. И до сих пор это происходит в постоянном режиме. Поэтому у меня есть четкое понимание: если мы не справимся с возложенными на нас задачами, а задачи на данный момент очень сложные, то нас просто заменят. Мы здесь не из родственных отношений и не потому что кому-то когда-то понравились. А потому, что мы готовы меняться», – говорит Ефим Аксельруд.

– Как вы пришли в этот бизнес?

– Я из Красноярска. Родители уехали в Израиль, когда мне исполнилось 16 лет. Отец – электронщик, в Израиле 10 месяцев копал траншеи, и мы уехали в ЮАР. Это был 1991 год. Там я закончил Британский колледж по направлению «менеджмент и программирование». Как-то принесли инструкцию к мотоциклу «Восход» и попросили ее перевести, так как ЮАР закупала эти мотоциклы. Я не только перевел, но и завел эти мотоциклы. Они быстро продались, а я стал партнером компании и начал часто летать в Россию. Был в Минске, Ижевске, Коврове. Завязались отношения с заводом Дегтярева. Потом я здесь женился. Работал с заводом Дегтярева. А потом пришел в охранный и издательский бизнес.

– Со стороны кажется, что охранный бизнес консервативен, это так?

– Готовность меняться – большая редкость в нашей индустрии. Львиная доля охранных предприятий в России управляется выходцами из МВД и подобных структур. И это накладывает определенный отпечаток на охранную индустрию. У нас в Доброграде другие задачи: здесь мы – сервисная компания, которая оказывает услуги для требовательного заказчика, это раз. И во-вторых, мы понимаем, здешнюю аудиторию, с какими жителями мы работаем.

Безопасность в Доброграде

– И кто же они, жители Доброграда, на ваш взгляд?

– Это люди, которые не унаследовали деньги или получили их коррупционным путем. Они эти деньги заработали. И понимают цену каждому потраченному рублю, что на недвижимость, что на услуги. Им нельзя продать пустышку, они разбираются в деталях. С 2015 года мы участвовали в обсуждении концепции, как должна выглядеть охрана Доброграда.

– Расскажите немного подробнее.

– Очень просто, например, организовать режимный объект. Вы берете какую-то огороженную территорию с высоким забором и колючей проволокой. Есть КПП, на нем суровые люди, которые действуют по жесткому шаблону: есть пропуск – проходи, нет пропуска – стой и жди.

Здесь ситуация совершенно другая: то, что люди видят, как охрану – классический пример айсберга: на виду лишь малая часть. И задача – не расставить массу суровых, угрюмых охранников в форме, не поставить сотни камер, которые будут вторгаться в частную жизнь граждан, а обеспечить безопасность: то есть, предотвратить ситуацию, которую можно заранее предсказать.

– Например?

– Образно говоря, нельзя подходить к воде, если вы не умеете плавать. Если вы слишком близко подошли к воде, мы получаем видеосигнал о пересечении определенной линии. Мы обратимся к вам голосом и вежливо, без всякой грубости, попросим в воду не входить.

– Каким, с точки зрения безопасности должен стать Доброград?

– В Москве сейчас сотни тысяч камер, объединенных в единую систему, человек постоянно находится под камерами, которые отслеживают все его перемещения. И контроль за людьми с каждым годом все больше усиливается. Доброград, на мой взгляд и, я уверен, на взгляд вдохновителей идеи Доброграда, должен выглядеть на этом фоне, как заповедник нормальной и комфортной жизни. Человек, который здесь живет или будет жить, не должен видеть массы камер, здесь не должно быть пропускного режима на который вы тратите время. Здесь все настроено на предотвращение внештатных ситуаций. А в Доброграде каждая ситуация рассматривается, как потенциальный риск. Например, ребенок упал с велосипеда. Чтобы его не задавить, транспорт должен двигаться с определённой скоростью, а служба безопасности наблюдать за соблюдением скоростного режима. Через минуту рядом должен оказаться патрульный автомобиль и ребенку должна быть оказана первая медицинская помощь. Это – управление рисками. Работа с ними ведется постоянно: все ситуации прогнозируются. То есть, вместо того, чтобы нашпиговать город технологиями, нужно просто исключить возникновение таких ситуаций.

– То есть, спрогнозировать?

– Совершенно верно. Вместо того, чтобы строить квадратные метры, застройщик должен прежде всего задуматься как здесь будет жить человек, что для него Доброград. И как он повседневно будет существовать, находясь у себя в доме, выходя за его пределы, отпуская детей в школу и так далее. Доброград – это не проект застройщиков квадратных метров, а проект безопасной и комфортной жизни.

– Наверняка, сейчас, когда мы сидим и беседуем, сотрудники службы безопасности работают. Но мы их не видим. Как такое возможно?

– Два слова: искусственный интеллект (ИИ) – киберфизическая система, в которой роль человека даже не 50%, а гораздо меньше. Есть статистика, что человек не может более четырех часов в сутки считывать информацию с мониторов, а ИИ – может. Поэтому используется система, которая настраивается с учетом пожеланий владельца домохозяйства и требований безопасности.

– Например?

– В Доброграде не принято строить высокие бетонные заборы. И камера, которая стоит здесь, следит за виртуальными границами участка. Если кто-то их нарушает, срабатывает сигнал тревоги. Мы не следим постоянно за всем, не вторгаемся в частную жизнь домохозяйства. А только реагируем на сигналы. Допустим, гости из ресторана пошли погулять, не увидели привычный забор, и нарушили границы участка. За 120 секунд приедет патрульная машина и сотрудники вежливо попросят уважать чужую частную собственность и проводят нарушителей, если они заблудились. Чтобы у всех после этого осталось приятное послевкусие.

Киберфизическая система (англ. cyber-physical system) — информационно-технологическая концепция, подразумевающая интеграцию вычислительных ресурсов в физические сущности любого вида, включая биологические и рукотворные объекты.

– Сколько лет вы уже работаете с ИИ?

– Так или иначе искусственный интеллект мы задействуем около трех лет, используем решения самых разных производителей. Это позволяет постоянно повышать уровень безопасности проживания в городе. В решении задач безопасности, мы стремимся исключить человеческий фактор. ИИ нужен для того, чтобы, не вмешиваясь в частую жизнь, сделать ее эгоцентричной как сто лет назад и комфортной как через сто лет в будущем.

– Что заставляет компанию изменяться?

– Конкуренция. Она изменила модель нашего бизнеса: мы занимались постовой охраной, физическим и вооруженным сопровождением. А придя сюда, получили несколько нестандартных задач. Например, обязательно улыбаться всем, кто приходит. Здесь мы отстраняем людей от работы, например, за неудачные шутки. Подобного рода требования, которые постоянно изменяются, вырастили нас на рынке. Нас конкуренты так не заставляют шевелиться, как заставил Доброград. Мы выросли на две головы и нам легче стало привлекать успешных клиентов. В основном это бизнесы, которыми управляют молодые люди. Им просто невозможно навязать шаблон управления безопасностью.

– Расскажите о главном, чему научил Доброград?

– Постоянно повышать стандарты качества и учиться новому. Перед нами никогда не ставили задач по оказанию первой помощи, а в Доброграде – стройка, объект повышенной опасности, и чтобы быть готовыми ко всему, Владимир Михайлович Седов сказал: «Ефим, давайте сделаем следующее: у вас будет горячая линия с реаниматологом, который постоянно находится в ПКМЦ и там же необходимо пройти всем бойцам курс по оказанию первой помощи». Кроме этого нам выдали кислородные маски, аптечки, лекарства.

– Обучение помогло?

– Да, было несколько случаев, когда людям становилось плохо с сердцем и, пока ехала скорая, охрана помогала преодолеть первые признаки инсультов.

Использована фотография портала GorodKovrov.ru

Консьерж-сервис
Квалифицированные сотрудники консьерж-сервиса ответят на любые вопросы, связанные с жизнью, работой и отдыхом в Доброграде
8 800 600 01 49
8 910 180 20 19
servis@uk-dobrograd.ru
Работаем без обеда и выходных
с 7:30 до 19:30
Экомониторинг
Температура
Температура
-2 °C
Влажность
Влажность
71 %
Давление
Давление
761 мм рт. ст
?
PM2.5
PM2.5
0.80мкг/м3
?
PM10
PM10
0.80 мкг/м3
?
Концентрация ЛОС
Концентрация ЛОС
0.004 мм3/м3
?
Концентрация CO2
Концентрация CO2
348 ppm
?
Концентрация CO
Концентрация CO
14 ppm
В пределах нормы
За пределами нормы